13.5 C
Комрат
Суббота, 10 апреля, 2021

«Нас отправили на войну с COVID-19. Только без масок, снаряжения и лекарств»

Сейчас читают

Депутат предложил выкупить у Ирины Влах за 700 тыс. леев квартиру, которую ей подарили. Что он с ней будет делать

Башкан Гагаузии Ирина Влах указала в своей декларации о доходах, что в 2020 году ей подарили квартиру площадью 113.0...

Ветераны создания Гагаузии: Нужно очистить Гагаузию от коррумпированных руководителей

Ветераны создания Гагаузской Автономии высказались о политической ситуации в Гагаузии. «Все обещания Башкана Ирины Влах не стоят ничего. Взять ее...

Ион Кику разгромил ряд экономических инициатив Игоря Додона и ПСРМ

Бывший премьер-министр Ион Кику резко критикует инициативу ПСРМ по неоднократному выдвижению на утверждение проекта отмены закона о миллиарде, закона,...

Свидетельства одного кишиневского врача

Сотрудник Кишиневской больницы №2, на условиях анонимности, рассказал о ситуации на своем рабочем месте. Мужчина говорит, что врачи не были обучены принимать пациентов с COVID-19 и не имели оборудования. Многие импровизируют и шьют себе дома, после работы, маски, другие – покупают их за свои деньги, некоторые вообще отказываются выходить на работу.

«В прошлом месяце нам объявили, что наша больница будет принимать пациентов, но когда именно – неизвестно. Соответственно, нам сказали, что сначала это будет в терапевтическом блоке, затем будет передано в хирургический блок. Недавно приехали машины скорой помощи и доставили пациентов в этот терапевтический блок. С сегодняшнего дня они также поступают в хирургическое отделение.

Но мы, медицинские работники, не были собраны и нам не объяснили, как действовать, быть подготовленными, быть экипированными. Глава больницы купила за свои деньги часть экипировки для защиты своего отделения, так чтобы, по крайней мере, первая линия кое-как была экипирована. И все. Хотя, эта экипировка должна быть одноразовой, чтобы не носить их и сегодня, и завтра, и послезавтра. У нас нет экипировки. Это как конец света…

Нам некому помочь.Некоторые из тех, кто работает, просто говорят, что больше не хотят выходить на работу. Люди боятся больше не того, что их уволят, а того, что они не защищены, у них нет костюмов. Некоторые приезжают с территорий, им даже не на чем добираться. Что делать? Должны ли мы все умереть? У некоторых дети еще есть… Они молоды.Мы не сбегаем, но дайте нам экипировку.

В одном отделении, поскольку другие находятся в карантине, остались работать только три медсестры. Что они должны делать? Я тоже не знаю, что делать. Что касается экипировки, я должен заботиться об этом самостоятельно. Никто не подготовил нас. Это война – они привезли людей в больницу без того, чтобы нас подготовить.

Я очень боюсь… Мне всегда нравилась работа, я не представляю, каково это было бы заниматься чем-то другим. Но я переживаю много стресса. У нас есть очень молодые коллеги, они студенты, у нас есть и коллеги в возрасте – 60 лет. Они должны справляться в некоторых отделениях, как могут. Пациенты будут доставлены на один этаж вместе с теми, кто лежит после операции, поэтому практически все заразятся – кто выживет, кто… Не дай Бог!Все в опасности. Ведь, если все это на одном этаже – вы понимаете. У нас нет двух лабораторий, двух помещений для рентгеновских снимков – все на одном этаже. Практически вся больница и весь персонал заболеют. Кто спасется, а кто – нет, только Бог решит.

На второй день терапевтический блок был практически заполнен… и их все равно будут привозить, но где их размещать? Как мы будем справляться? С чем? У нас нет масок. Мы купили себе маски на наши собственные деньги. Я получил несколько одноразовых. Неделю назад кто-то пожертвовал несколько сшитых, но не очень качественных масок, и они дали нам 20 масок на секцию. Но в некоторых отделениях больше людей. Чем вас спасет эта маска? Каждый шил себе марлевые, добывал за свои ресурсыВсе спасаются как могут.

Какое-то количество дезинфицирующих средств есть в запасе. В аптеках есть вода, насыщенная кислородом. Но у нас нет масок, защитных костюмов, лекарств. В реанимации есть только пять аппаратов для вентиляции легких. Но что делать с другими, в тяжелом состоянии? И это только начало. Все зависит от того, как решит Бог. Некоторые из моих коллег плакали в последние дни и говорили, что они хотят работать, но им нечем себя защитить», – говорит врач.

Алёна ЧУРКЭ

Источникzdg.md
Черезzdg.md
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
Посмотреть все комментарии

Последние новости

Депутат предложил выкупить у Ирины Влах за 700 тыс. леев квартиру, которую ей подарили. Что он с ней будет делать

Башкан Гагаузии Ирина Влах указала в своей декларации о доходах, что в 2020 году ей подарили квартиру площадью 113.0...

Депутат Илья Узун: Я хотел бы спросить Башкана, почему у нас 1000 человек числятся в чиновниках Исполкома?

На очередном заседании Народного Собрания Гагаузии выступил с парламентской трибуны депутат Илья Узун. «Я хотел бы спросить Башкана, почему у нас в Гагаузии 1000 человек...

Депутат Сергей Чимпоеш: Пора прекратить спекуляции вокруг бюджета Гагаузии

На очередном заседании депутаты вновь рассматривали вопрос о бюджете на 2021 год, но из-за игнорирования Башканом постановления Народного Собрания, документ так и не смогли...

Депутат НСГ Сергей Чернев: В бюджете Гагаузии сплошь и рядом воровство

На очередном заседании Народного Собрания Гагаузии выступил с парламентской трибуны депутат Сергей Чернев. «У нас бюджет Гагаузии, какой-то секретный документ, бюджет, который во всех странах...
- Реклама -
- Реклама -

Другие похожие новости