13.5 C
Комрат
Понедельник, 25 января, 2021

Врач главной «психушки» страны: «В Молдове известные люди убивали, мы их признавали невменяемыми, а суд отпускал на свободу без лечения»

Сейчас читают

LIVE: Заседание Народного Собрания Гагаузи

Очередное 44 заседания депутатов VI-созыва Народного Собрания Гагаузии. Прямой эфир смотреть здесь   

Усатый: «Социалисты готовят очень грязную схему. Планируют купить одну из крупнейших аптечных сетей Молдовы»

Примар Бельц Ренато Усатый выдвинул несколько обвинений против ПСРМ, независимого депутата Владимира Андронаки, бывшего лидера ДПМ Владимира Плахотнюка и...

В Молдове подорожало топливо. Это первое повышение цен в новом году

Минувшей ночью в Молдове значительно подорожали бензин, дизельное топливо и сжиженный газ. Одними из первых цены на топливо изменили заправки сети Petrom Moldova,...
Руководители лечебного учреждения в Костюженах рассказали «Комсомолке», как сегодня лечат психически больных людей, какие фобии нас ждут в ближайшем будущем в связи с эпидемией коронавируса и почему не стоило ломать советскую систему психиатрии.
Директор больницы Виктор Фуртунэ (слева) и его зам Юрий Павлов.

Директор больницы Виктор Фуртунэ (слева) и его зам Юрий Павлов.
Фото: Леонид РЯБКОВ

А в многочисленных аллеях парка психиатрической клиники «Костюжены» — тишина. Никого. Идешь и в вдыхаешь свежайший запах листвы и цветов. Можно подумать, что это санаторий какой приличный, а не «психушка». Много старых заброшенных зданий еще дореволюционной постройки. Немудрено, ведь в Российской империи это была лучшая психиатрическая больница.

«Люди не просто дают согласие на свою госпитализацию, они сами приходят к нам!»

Меня встречают глава клиники Виктор Фуртунэ и его заместитель по лечебной части Юрий Павлов. Врачи опытные, не один десяток лет проработали здесь, знают и видели почти все в молдавской психиатрии! А вопросов много…

— Вашу больницу коронавирус тоже затронул. В апреле заболел 21 пациент и 11 медиков. Какова ситуация сейчас?

— Ситуация нормализовалась, сейчас есть только два пациента больных коронавирусом. Они содержатся отдельно от остальных, все меры соблюдаются. Из более чем 500 наших сотрудников за все время заболело не более 30.

— Сколько пациентов сегодня лечатся стационарно?

— 489. После принятия закона о психическом здоровье их число стало уменьшаться. У нас раньше одновременно могли лечиться в стационаре около 3 тысяч больных.

— А есть ли у вас статистика — сколько психически больных людей приходится на 100 тысяч населения? Сколько у нас таких больных сегодня? Последнюю цифру, которую я нашел — около 100 тысяч…

— Сегодня у нас нет таких цифр. Произошла децентрализация нашей службы. Появились в каждом районе страны коммунитарные центры психического здоровья, только в Кишиневе их пять. И основная нагрузка сейчас лежит на них. Нет сегодня общих цифра, все ориентируются на статистику тридцатилетней давности.

— Децентрализация имеет свой эффект?

— Вопрос не к нам, мы выполняем свою работу. К нам приходит больной, мы госпитализируем его, оказываем медпомощь, следим за тем, что пациента кормили сытно, хорошо, пять раз в день, чтобы мылся раз в неделю, чтобы ему раз в семь дней меняли постельное белье… В палатах, кстати, у нас всего по трое пациентов, не то, что было раньше, одевали-обували его. Решали его социальные вопросы, которые возможно решить здесь.

— Советская психиатрия была эффективна или нет?

— Были определенные недостатки, но работа была налажена. Можно было ее чинить, но не ломать безоглядно. Можно было кое-что изменить и улучшить. Но мы ее взяли и разрушили.

— Есть же такое правило — если больной не дает свое добровольное согласие, то его не могут госпитализировать в вашу больницу?

— Все больные должны давать согласие на свою госпитализацию! Вы будете удивлены, но люди не только дают согласие на госпитализацию, они сами приходят к нам! Не дай Бог, испытать такие страхи, которые они испытывают! Это ужасные страхи!

— А если человек представляет опасность для окружающих?

— Если он не дает согласие, но представляет опасность для общества и для самого себя, то есть два пункта статьи 28 Закона о психическом здоровье. Мы обязаны в течение 48 часов созвать врачебную комиссию, которая решает, нуждается ли этот человек в принудительном лечении.

— Часто ли сегодня применяется принудительное лечение?

— В 2019 году было 28 таких случаев. Чаще всего люди сами дают добровольное согласие на свое лечение. И, если больной не представляет общественной опасности, он может покинуть больницу в любой день.

На больничных аллеях - ни души...

На больничных аллеях — ни души…

Фото: Леонид РЯБКОВ

«К мнению психиатров суды не всегда прислушиваются»

— Почти в каждом дворе есть психически больной человек, который может кинуться на людей с ножом. Недавно мы помогли жителям такого двора на Телецентре. У них бомж поселился, который реально мешал нормальной жизни всему двору. Полиция его забирала, а утром он вновь появлялся во дворе. Полицейские только руками разводили — мы не можем его принудительно отправить в «психушку»…

— Наше общество не понимает, что не может быть никакой дискриминации. Психически больной человек пользуется теми же правами, как и остальные граждане. Если человек совершает правонарушение, необходимо вызвать полицию. Полиция его задерживает, в процессе расследования видит, что человек — психически больной, не отдает отчета в своих поступках и действиях, значит, надо провести судмедэкспертизу задержанного, которая и решит — вменяемый этот человек или нет. С решением судмедэкспертизы полицейский идет в суд. И судья уже принимает решение — лечить принудительно или нет. Вот и вся процедура. Все зависит от работы полиции, а не от врачей. Если суд решит, человек помещается у нас на принудительное лечение. У нас есть два специализированных отделения: одно со строгим наблюдением, второе — с обычным. Больные, совершившие преступления, находятся там и не реже раза в полгода созывается комиссия, которая решает — здоров человек или нет.

— То есть, пациент,совершивший преступление, уже через полгода может выйти на свободу?

— Последнее слово — за судьей. У нас бывали такие случаи, что мы давали заключение о том что пациент нуждается в продлении принудительного лечения, а вот судья решал иначе — отпустить его. И мы следовали решению судьи…

— Совсем недавно в районе несовершеннолетний парень с другом изнасиловал свою мать. Этот друг годом ранее изнасиловал 11-летнюю девочку, но его не посадили, так как признали невменяемым. И на принудительное лечение не отправили, а отпустили на свободу. И вот что случилось через год. Как его могли отпустить?

— Опять же вопрос к судье. Мы свое мнение всегда подписываем, не меньше трех человек.

— Насколько часто суды прислушиваются к вашему мнению?

— Есть случаи, когда не прислушиваются. И эти случаи касаются известных всем личностей, известных преступлений, поэтому мы не можем вам рассказать о них. Есть же ответственность за разглашение персональных данных. Даже если мы вам и расскажем без фамилий и подробностей, то все равно очень легко догадаться. То, что эти люди совершили, было очень резонансным. Были и покушения на убийство, и убийства. А судьи не отправляли этих людей на принудительное лечение, а отпускали.

— У вас должен быть зреть внутренний протест…

— Мы свои протесты выражали тем, что повторно обращались в прокуратуру. Посчитали, что суд допустил нарушение. А суд опять оставил прежнее решение в силе…

Макет больницы, которая занимает огромную территорию.

Макет больницы, которая занимает огромную территорию.

Фото: Леонид РЯБКОВ

«Совсем скоро из-за депрессии нас ждет взрыв психических заболеваний!»

— Какие психические заболевания наиболее «популярны» сегодня?

— Как было и раньше, так и осталось сейчас — шизофрения. Дальше идут психотические расстройства и поражения головного мозга.

— Фобий много есть, не появилась ли фобия, связанная с коронавирусом? Маниакальная боязнь заразиться covid-19?

— Это на уровне пограничных состояний. Обычно такие люди лечатся дома, не обязательно у нас. Само собой появится такая фобия. Был взрыв в Чернобыле — все боялись радиации. Все зависит от того, какая проблема сегодня актуальна.

— Сегодня актуален коронавирус!

— Чем мощнее общественные потрясения, тем больше развивается фобий среди людей.

— Не кажется ли вам, что в последние годы в обществе стало намного больше агрессии?

— Всегда так было. Экономические предпосылки диктуют — всем хочется кушать, всем хочется жить лучше. Еще Карл Маркс говорил, что капитализм покажет свой оскал. Негативная информация, которую подают СМИ, сказывается на обществе в целом. И раньше так было, просто меньше об этом писали и показывали по телевизору. Сейчас наше общество как растревоженный улей — работы нет, денег нет,опять же — коронавирус…

— Очень много в обществе депрессии, которая может стать толчком для развития психических заболеваний…

— Депрессия — это и есть заболевание!

— Значит, наше общество больно?

— Вечные проблемы — что достать, как купить, где достать денег, устроить сына, удачно женить, чтобы работа была, чтобы жена не потеряла работу, чтобы дети не кололись и не пили, чтобы дом построить, выплатить кредиты… Постоянное состояние такой вот тревоги у более слабых людей может вылиться в психическое заболевание. Во всем мире, не только у нас, ожидается большой рост депрессии в обществе. И ожидается совсем скоро.

— Надо же что-то делать! Ведь депрессия может вызвать рост психических заболеваний в Молдове!

— А что можно сделать? Знаете, есть такая поговорка: если хотите узнать, как хорошо жилось в настоящем, надо дожить до будущего…

— Каков социальный состав пациентов сегодня?

— Самый разный. Есть представители всех слоев населения. Есть и богатые, и бедные. Жаль, что богатые вспоминают о нашей больнице только, если заболел их родственник. Но за последние лет пять никто, ни одни спонсор, чей близкий человек заболел, не обратился к нам с предложением помочь.

— Бывают ли среди ваших пациентов известные политики, личности или их родные?

— Конечно, бывают! Чем они отличаются от других людей?! Перед психическими заболеваниями все равны. Богатые и известные тоже плачут…

КСТАТИ

Используются ли смирительные рубашки?

— Я работаю в больнице уже 31 год. — говорит Юрий Павлов. — Я смирительных рубашек не видел никогда! Невозможно буйного больного засунуть в рукава рубашки! Его нельзя никак поймать за руки! А попробуйте на него надеть смирительную рубашку! Не знаю, откуда такие сказки берутся. Из кино,наверное… Единственное, что было — мягкое фиксирование к кровати.

— А электрошок используется в лечении?

— При определенных симптомах электрошок бывает эффективен. Но делается с согласия не только пациентов, но и всех его ближайших родственников. Но сейчас этот метод вообще не используется.

Источникkp.md
Черезkp.md
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
Посмотреть все комментарии

Последние новости

МК: Молдова осталась без русского языка из-за Додона

21 января Конституционный суд Молдовы признал не соответствующим Конституции законопроект, который вернул русскому языку статус языка межнационального общения. Это не...

Новые методы Башкана в борьбе за электорат. Церковь — это не помеха     

Произошедшее сегодня, подтолкнуло меня на этот шаг, и я решила через СМИ распространить свои переживания в надежде на то, что буду услышана, к тому...

Одна партия, разные языки. Влах за румынский, Додон за молдавский

Лучше выучить румынский язык и не заниматься бессмысленной полемикой по этому поводу. Об этом заявила башкан Гагаузии Ирина Влах. Она уточнила в одном из...

Ткачук: Принятый социалистами закон в разы ограничил функции русского языка

Один из лидеров партии «Гражданский конгресс» Марк Ткачук назвал «узколобыми провокаторами» инициаторов законопроекта о русском языке, а также депутатов от правых партий и членов...
- Реклама -
- Реклама -

Другие похожие новости